Главная arrow Пресса arrow Алексей Круглов: «Моя профессия - быть музыкантом».
Алексей Круглов: «Моя профессия - быть музыкантом».
Интервью Алексея Круглова официальному сайту
 
18-20 апреля 2008 года
Беседу провел Андрей Афанасьев

- Расскажи о себе: где родился, где учился, как ты стал музыкантом, такая как бы мини биография.

- Родился я в Павловском Посаде. Все мои предки из этого города, до сих пор бабушка с дедушкой здесь живут. Когда мне было пять лет, мы переехали в город Железнодорожный. Вопроса о том, заниматься музыкой или нет, у меня не возникало, так как мой отец Владимир Круглов – музыкант, и с самого моего рождения старался привить мне особое отношение к музыке. Кстати, в Павловском Посаде в 70-е годы была довольно известная группа “Ритм”, в которой пел и играл на клавишных мой отец. Молодое поколение наверное уже и не знает эту группу, но старшее должно помнить. В 7 лет я поступил в музыкальную школу г. Железнодорожного по классу фортепиано к прекрасному педагогу, которой я обязан многим – Людмиле Павловне Фетисовой. Вообще, с педагогами мне повезло – в 13 лет я заиграл на саксофоне в местном духовом оркестре под руководством Александра Викторовича Васильева, параллельно занимался в “Класс-Центре” музыкально-драматического искусства у бывшего солиста оркестра Леонида Утесова – Эрнеста Иосифовича Барашвили и у Юрия Николаевича Чугунова. В Эстрадно-Джазовом Училище (на Ордынке) учился у Сергея Константиновича Резанцева, в РАМ им. Гнесиных столкнулся и с Игорем Михайловичем Брилем, и с Александром Викторовичем Осейчуком (учась в Академии уже жил в Москве). Мне, считаю, повезло и с людьми, которые меня поддерживали. Например, когда я учился в училище на втором курсе, мои сочинения услышал Юрий Сергеевич Саульский. Я на всю жизнь запомнил его положительную реакцию и слова восхищения. Для меня это было удивительно и послужило большим толчком для развития собственного эстетического языка. Думаю, что для молодого музыканта это важно. Вообще, за время учебы на различных уровнях и после я сталкивался с разными людьми, которым многим обязан. В студенческие годы занял несколько первых мест на различных джазовых конкурсах. В принципе, немного субъективно отношусь к конкурсам, с другой же стороны так складывается, что в первую очередь смотрят на количество лауреатств, а потом уже на личность. Очень хорошо, что на любых концертных мероприятиях – будь то конкурс или фестиваль – у меня была возможность играть свою музыку, а зачастую – и со своим составом, в который входили не просто исполнители какой-то музыкальной партии, а друзья-единомышленники. Постепенно как-то у меня стал сформировываться свой круг людей, понимающих то, что я делаю, поддерживающих меня. У нас ведь даже в джазовом мире (при том, что джаз считается элитарным видом искусства) не много по-настоящему переживающих и понимающих авторскую нестандартную музыку. Когда же я стал ставить литературно-музыкальные спектакли, то понял, что и в театральном мире почти то же самое. Кстати, после своего воцерковления осознал, что в церковной среде гораздо больше людей, понимающих меня! В прямом смысле – новая жизнь началась. И при чем свою профессию я стал понимать гораздо глубже.

- Алексей, расскажи о том, как ты пришел к православию... Расскажи, как все это было, как ты нашел свою веру...

- У меня это был долгий путь. Конечно же что-то передали бабушки-дедушки, что-то родители. Но в церковь я не ходил, молитвы не читал. Знаете, заходил иногда в храм на Пасху, или перед поездкой свечку поставить, воды святой попить – не более... Я ведь застал еще в школе период пропаганды коммунизма, а в 90-е годы активизировались эзотерические и прочие псевдодуховные течения. Все это не могло не влиять. Но была где-то внутри мысль, что настоящая жизнь – это Православие. С одной стороны на меня повлияли мои же собственные литературно-музыкальные спектакли на стихи русских поэтов. Сочиняя их, разбирая поэзию сначала с точки зрения ее патриотизма, я пришел к выводу – что сами-то эти поэты – Василий Тредиаковский, Гавриил Державин, Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, некоторые поэты Серебряного века и советского периода черпали силы в вере. Да и иногда поражали меня музыканты, с которыми вместе играл и играю до сих пор, тем что ходят в церковь, соблюдают посты. Однажды рассказал товарищ про нашего хорошего знакомого - джазового барабанщика, с которым я вместе учился, что он стал православным священником. Я был искренне поражен. Вот он, человек, играет на ударных и вдруг уходит полностью из светской жизни… Значит не все так просто, как пытались учить в школе. Сейчас осознаю, что было в жизни несколько основных моментов, которые и направили меня в нужную сторону. Зашел как-то на Троицу в храм – и испытал необычайную легкость от всеобщей молитвы, какого-то необъяснимого единения людей. Другим таким моментом (сейчас я это четко осознаю) стала смерть нашего с супругой друга – Антона Григорьева… Настоящая жизнь в Церкви у нас с супругой началась с нашего воцерковления и Венчания. Все резко, в один момент в жизни перевернулось! Оказалось, что именно сюда-то я и стремился всю жизнь, сюда, где на душе становится спокойно, светло и радостно. Словами это не передать…

- Вы с женой являетесь прихожанами храма Вознесения Господня на Городке, г. Павловский Посад, почему вы выбрали это храм?

- Мои предки ходили в этот храм, крестили меня неподалеку от него – на Уползнях. Воцерковление у нас с супругой произошло в этом храме, венчались мы здесь. А предыстория такова: когда встал вопрос о том, в каком храме венчаться, мы, думая, что меня здесь крестили, приехали сюда в первую очередь. Так получилось, что сразу познакомились с отцом Марком. И эта встреча в итоге сыграла в нашей жизни большую роль. Он рассказал об истории храма, о прежних настоятелях и духовенстве, о прихожанах. Я когда зашел в храм, мне не захотелось из него уходить! Нам даже и выбирать–то не пришлось – сразу поняли, что это наш храм. После Венчания стараемся регулярно приезжать. Хотелось бы чаще, но работа отнимает много времени.

- Как тебе музыка строить и жить помогает?

- Моя профессия – быть музыкантом. Я уже около 20 лет занимаюсь музыкой и настолько свыкся с ней, что даже не могу логически проанализировать ее влияние на меня. Для меня это как само собой разумеющееся и жизнь свою я без нее не представляю. При этом я не считаю себя джазовым музыкантом. Если посмотреть на линию моего творчества, получится, что лет 10 я занимался классикой, потом где-то столько же джазом, параллельно увлекаясь театром и изучая поэзию. Сейчас мне интересен другой жанр. У меня есть идея создать свой музыкально-драматический театр. Я представляю, что это должно быть особое направление, в котором было бы единство слова и звука, спектакли которого были бы построены на четкой форме, с декламацией и минимумом театра, с напевной русской мелодикой, с импровизационной стилистикой, свободной от джазовых штампов. В репертуаре “Круглого Бенда” уже есть несколько интересных своеобразных спектаклей, выдержанных в данном ключе. Есть что развивать и над чем работать! К тому же это сверхувлекательно и интересно! В провинции на наших выступлениях порой бывают аншлаги, по окончании зрители подходят, благодарят. Это лишний раз доказывает, что наше творчество кому-то нужно и интересно.

 - Ты пишешь и ставишь различные музыкальные пьесы, а не возникает ли желания написать пьесу на библейскую тематику?

- В некоторых моих произведениях есть отсылки к библейским сюжетам, поскольку в литературном материале, который я использовал при создании композиций, они уже присутствовали. Скажу больше – в каждом моем произведении заложена идея Православия. Она, конечно, завуалирована в разных проектах где-то больше, где-то меньше, но различными отсылками, метафорами, аллегориями мы пытаемся показать эту идею. Между прочим, иногда инструментальная музыка своими средствами и подачей может сказать даже больше, чем литературный материал. Знаете, по поводу завуалированности идеи произведения у меня был случай, научивший меня на всю жизнь. Один раз я поставил спектакль по истории России, в котором прямым текстом рассказал о православных князьях, о русских святых, о победах над вражескими войсками, над попытками влияния католичества и Запада на Русь в разные века – своеобразная синтезированная композиция. В итоге, дирекция сцены мне сказала, что это самый худший мой проект, и чтобы я больше не выступал у них с литературно-музыкальными постановками. А между тем, в зале у некоторых зрителей слезы были на глазах… С тех пор (за неимением места) спектакли мы показываем лишь на некоторых фестивалях. А написать пьесу на библейский сюжет очень хочу. Возможно, это была бы самая главная работа в моей жизни. Для этого должно настать свое время, я же со своей стороны обязан приложить максимум старания и усердия, чтобы это время приблизилось.

- Современный мир шоу-бизнеса, мир музыкантов религиозен или безбожен? Речь идет не в целом о шоу-бизнесе, а о личностях. Например, русский рок становится всё больше "православным": Глеб Самойлов, Костя Кинчев, Юрий Шевчук и некоторые другие, а что ты можешь сказать про русский джаз и авангард?

- Сложный вопрос. Я не знаю причин, по которым некоторые люди шоу-бизнеса (и не только) приходят в Православие, могу отвечать только за себя. В этом смысле у каждого свой путь к Богу. С шоу-бизнесом как с системой вообще пытаюсь не контактировать, хотя и понимаю, что найти сильного продюсера можно именно там. Но принципы и ценности, на которых поставлено дело в этой области меня не привлекают. Представляю, насколько тяжело приходится существовать в этой системе верующим людям. В русском джазе и авангарде происходят те же течения, что и в других областях культуры, за тем лишь исключением, что находятся они не на виду, а в подполье. Русский джаз - особое явление. У наших молодых ребят сейчас появилось стремление к полному копированию американских музыкальных образцов. При нынешних технологиях, доступности какого угодно нотного и звукового материала можно быстро потерять свое лицо, подражая легендарным американским джазменам. К сожалению, многие перенимают не только музыкальный материал, но и различные негативные вещи – алкоголь, наркотики, все то, что было в американской джазовой среде в 40-60-х годах. Забывают при этом, что сейчас джазмен в США – чуть ли не образец правильного образа жизни. У меня была возможность убедиться в этом, когда я ездил на стажировку в Калифорнию. С нашим авангардом ситуация чуть сложнее. Тут стоит, наверное, разделить авангардистов на старшее поколение и поколение моего возраста. Среди старших можно найти и атеистов, и буддистов, и увлекающихся эзотерикой. Православных среди них мало. Авангардисты моего поколения все-таки ближе к истине, но и их не так много. Очень жаль… По поводу авангарда приведу один ярчайший момент из моей жизни. Когда мы выступали в Петербурге на СКИФе, познакомились в фойе с авангардной американской легендой – саксофонистом Чарльзом Гейлом. Открытий, добродушный, радостный человек! Ни малейшего намека на свою “звездность”. Когда мы спросили его, откуда он черпает силы, он ответил, что только из Библии. Тогда меня это поразило. Возвращаясь к Вашему вопросу, могу сказать, что наши авангардисты, если можно так выразиться, идейно глубже копают, чем традиционные музыканты. Но поиск ради поиска приводит в тупик. Православие в этом смысле дает четкие внутренние установки, исходя из которых никогда не запутаешься в собственном творчестве и тех средствах выражения, которые употребляешь для осуществления какой-либо идеи. Это как фундамент, как камень, на котором строится дом. Наверное, поэтому многие имеют тягу к вере, приходят к Православию, понимая что без Бога трудно живется.

- Может просто быть православным сегодня «модно»?

- Люди сейчас приходят в Церковь. Особенно это заметно по представителям моего поколения. У меня есть несколько хороших друзей, которые обратились к Православию. Слава Богу, что сейчас в составе “Круглого Бенда” есть верующие люди. Это ведь очень важно, когда выходишь на сцену и чувствуешь, что команда едина. А о «моде»… Скажу на эту тему следующее. Приходилось сталкиваться с людьми, которые называли себя верующими (с экрана телевизора или на пресс-конференциях), но при этом поступали не по-христиански… К сожалению, это констатация факта. Я пытаюсь не говорить на эти темы, а приведу только слова отца Андрея Кураева на это счет: “Появилась модная “отмазка” – говорить о моде на Православие. Есть мода говорить, что Православие модно. А реальная общественная мода сегодня существует на эзотерику, оккультизм, всякого рода мистику… “. Я считаю, что моя задача как композитора и постановщика – делать свое дело, говорить своим творчеством о важных для меня вещах.

- Главный атрибут христианского творчества, он какой?

- Путь ко Христу, к вере. Без этого искусство перестает уже быть искусством, являясь или развлекательным жанром, или тусклым и неинтересным ремеслом, а порою становясь второсортным материалом, на потребу. Для меня самым главным в любом произведении является идея. Можно ведь и отрицательную роль сыграть так, что посмотрев фильм зритель задумается о духовных ценностях. Могу привести пример актера Анатолия Солоницына, который сыграл у Андрея Тарковского в “Андрее Рублеве”, а через несколько лет исполнил уже абсолютно противоположные роли в “Солярисе” и“Сталкере”. А какие там заложены потрясающие идеи! И это-то в советское время! Кстати, в своих проектах я использую ведь не только классиков золотого периода, а тех же Владимира Маяковского, Сергея Есенина, Владимира Высоцкого. Здесь мною применяется похожий принцип. С одной стороны, не задаюсь целью показать всю неоднозначность их творчества, а наоборот – пытаюсь найти и у этих поэтов нотки истины, с другой – иногда вступаю с ними в художественный и идейный противовес – как в случае с поэмой Маяковского “Люблю”.

 - Алексей, ты написал несколько музыкальных тем к фильму, приуроченному к 100-летию Вознесенского храма, расскажи, как давались тебе эти произведения, были ли трудности или наоборот всё прошло "как по маслу"?

- Для меня такая работа всегда в радость! Когда мы с отцом Марком обсуждали какая по характеру должна быть музыка, и какие инструменты должны звучать, у меня уже в момент нашего разговора выстроилась, скажем так, образная звуковая картина. В фильме звучат три темы, одна из которых была написана мной несколько лет назад, две другие же – абсолютно новые. При чем главная тема сочинена была прямо в день записи. Перед тем как ехать на студию я сел за пианино, поставив себе четкую задачу написать тему, основанную на поступательном мелодическом движении вверх. Просто чувствовалось, что именно так надо сделать. Сначала мы думали, что должна быть одна главная мелодия в фильме, когда же я предложил на выбор четыре темы, то решили использовать почти все. Для каждой части фильма – свое музыкальное проведение. Очень важно, что мне в этой работе помогли моя супруга Евгения (она играет там на флейте) и мой отец. В фильме очень сильна операторская работа, да и некоторые режиссерские задумки довольно оригинальны. Думаю, что картина будет интересна для человека любой профессии, любого возраста.

- А хотел бы или хотя бы считал для себя возможным принимать участие в работе с молодежью в Церкви?

- Да! Это интересная и правильная идея. Мы должны уделять много времени молодежи, воспитывать у нее правильный эстетический вкус. Если будет возможность, мы с супругой с огромной радостью примем участие в такой работе. Ведь у нас уже есть опыт работы с детьми. Она несколько лет преподавала в “Класс-Центре”, где сейчас по мере возможностей работаю и я. Хотя наша специальность – флейта и саксофон, но и через преподавание таких инструментов в детях можно воспитывать добрые начала и любовь к труду и искусству. К тому же мне было бы интересно создать свой авторский курс по литературно-музыкальному театру, возможно, ставить детские спектакли.

- Сейчас заканчивается Великий пост и начинается Страстная Седмица, а что для тебя время поста, как ты переживаешь его?

- Для меня это прежде всего концентрация и работа над собой, над созданием правильной духовной жизни и укреплением тех фундаментальных вещей, к которым постепенно приходишь, находясь на пути Православия и веры. Причем во время поста пытаюсь следовать евангельским словам: “… когда постишься, помажь голову твою и умой лицо твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцем Твоим…”

 - Спаси Господи, Алексей, за интересный рассказ. Может, есть пожелания нашим читателям в преддверии Пасхи Господней?

- Спаси Господи, Андрей, за внимание и интересные вопросы. Особые пожелания Божьей помощи, сил и здоровья настоятелю храма Вознесения Господня – отцу Марку Ермолаеву, братиям и прихожанам сего храма! Всем читателям я искренне желаю добра и величия души, желаю благоговейно провести Страстную Седмицу и с великой радостью встретить Пасху Господню! От всей души желаю Вам Божьей помощи, умножения любви и здоровья на многая лета!


 
Главная
Дискография
Проекты
Круглый Бенд
Сотрудничество
Алексей Круглов
Афиша
Новости
Пресса
Поиск
Фотографии
Контакты
Афиша
Аудио Видео
Пресс-релиз / Press release
Rambler's Top100 Вознесенская церковь на Городке